?

Log in

No account? Create an account
Норвежский Лесной

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

December 28th, 2010


Previous Entry Share Flag Next Entry
10:30 am - На чужбине

Москва, конечно, - удивительный город. В том смысле, что стоит всего лишь на несколько дней покинуть эту златоглавую системообразующую юдоль печали федерального значения, как фокус восприятия внешнего мира моментально сбивается, и вещи, которые еще в начале недели принимались в абсолютно спокойном штатном режиме, к ее концу проходят уже по графе "какой-то у вас там сплошной пиздец на пиздеце творится". Ну то есть, грубо говоря, снаружи эта осажденная изнутри крепость выглядит как-то по особому героически обреченной, причем без перерывов на сон, отдых и радость - если, конечно, между соленым ласси и тигровыми креветками в густом коричневом соусе не забывать время от времени проглядывать на айпаде новости из окоченевшего сердца географически удаленной во всех смыслах родины.

Складывается ощущение, будто ты успел на предпоследний белый пароход в Константинополь, на последнем утром подтянулся вырвавшийся из своего столичного еврейского гетто Носик, а из покинутого впопыхах родного дома продолжают просачиваться безнадежно мрачные и страшные слухи, леденящие загорающую под жарким декабрьским солнцем душу. Это какой-то бесконечный ад, правда, - особенно если перегружать страницу новостной ленты достаточно часто.

Оказывается, сперва в Москве зимой прошел проливной дождь. Потом этот дождь замерз, и весь город покрылся толстой ледяной коркой, превратившись в один сплошной каток - получилось даже масштабнее, чем обычно у Куснировича, и гораздо травматичнее. Потом главный санитарный врач выразил предположение, что, вероятно, все уже как следует и надолго запаслись едой, и посоветовал сидеть дома и ни в коем случае не выходить на улицу. Потом в аэропорту "Домодедово" пропало электричество, потому что пиздой накрылись электроподстанции в Подольске и поселке Володарского. Потом два человека с мегафоном стали выгонять несколько тысяч человек из аэропорта нахуй, потому что кина не будет, театр закрыт, с генераторами как-то не сложилось, а сортиры без электричества и воды работать почему-то, как неожиданно выяснилось, отказываются. Потом две тысячи других человек все-таки вышли из дома на борьбу с фашизмом, чтобы выразить свою любовь к хачапури и чак-чаку. И это, заметьте, даже не считая оглушительной победы беременных женщин, ранее устроивших на морозе пикет в защиту беременных женщин, и смелого поступка двух столичных блоггеров, жестко отпущенных правоохранительными органами за съемку активиста "Обороны", посаженного в клетку своими же товарищами.

На фоне этих героических страданий оставшихся в Москве москвичей наши местные моржимские новости кажутся блеклыми, несерьезными и какими-то игрушечными. И уж точно - им явно недостает трагичности.

Ну да, за стакан свежевыжатого апельсинового сока в нашей деревне дерут аж 60 рупий - это более чем в два (!) раза дороже, чем просят за него в Чапоре.

Снова, в который уже раз подорожал бензин.

Из совсем свежих происшествий: серьезное ЧП случилось накануне - в два часа ночи компания пьяных русских вернулась в свой гестхаус и начала орать, перебудив не только постояльцев, но и местных собак, которые немедленно принялись выть и лаять. От собачьег воя и лая проснулись обезьяны, присоединились к общему хору и затеяли драку в кустах у отеля. Из-за чего, в свою очередь, проснулись и начали каркать сотни ворон - в общем, целых полпляжа целых полчаса стояло на ушах.

Потом утром в "Таргулу" заползла гигантская ящерица, вызвав бурный восторг у индийских детей и пожилых немецких туристов.

В тот же день поздно вечером в Jardin d'Ulysse произошла самая настоящая автомобильная авария: пока мы ужинали, в ворота с грохотом что-то влетело: в следующее мгновение сразу четыре официанта сорвались и бросились на выручку - правда, помогать никому особо не пришлось, потому что врезавшаяся в ворота на скутере барышня врезалась в них весьма своеобразно: она уезжала из ресторана и просто слишком резко выжала газ, направив свой стоявший рядом с воротами скутер прямиком в ворота, - в общем, никто не пострадал, в том числе и скутер.

Наконец, я благополучно разобрался с собственной небольшой трагедией: позавчера вечером я где-то проебал ключи от байка, а на следующий день мне привезли новые, и хотя в денежном плане потери составили ровно 100 рупий, моральные страдания, которые я испытывал весь вечер и все утро, без байка пиздуя пешком из носиковской резиденции в свою и обратно сквозь всю деревню, оказались гораздо значительнее: дело здесь не в таксистах, тормозящих около тебя через каждые сто метров с предложением подвезти, - этого добра и в Москве хватает; проблема в том, что помимо таксистов каждый второй идущий навстречу индиец подходит к печально бредущему без ключей от байка тебе и спрашивает, что случилось и не нужна ли помощь - потому что ежу понятно: если белый человек идет по обочине на своих двоих - значит, с ним что-то случилось, значит, ему может быть нужна помощь.

"Знаешь, - сказала мне Анна, передавая, как вскоре выяснилось, умопомрачительно вкусного цыпленка в пряном соусе и корзинку с горячими, ароматными, тающими во рту чапати, - я заметила, что мне с каждым днем все сложнее общаться с моими московскими друзьями, оставшимися в Москве. Они мне рассказывают о своих проблемах, я им - о своих, и, рассказывая все это, я чувствую себя крайне неуютно.

Ну вот смотри: у нас же тоже есть свои проблемы. Ну вот самое простое: в Моржиме последние несколько лет была огромная проблема, которая сильно портила всем жизнь. Самый популярный напиток здесь - это lime soda (газировка с соком свежего лайма - во всех заведениях стоит 15 рупий, то есть около 10 московских рублей, - НЛ). Его всегда приносили с трубочкой. И вот пузырьки эту трубочку все время из стакана выталкивали, и она выпрыгивала из него, и падала на грязный стол или даже на пол. И это была реальная проблема. Причем повсюду, во всех заведениях - и в дорогих, и в дешевых, и в неприлично дешевых. И с ней годами не могли справиться. И только в этом сезоне нашли решение: теперь почти во всех шеках бармены на трубочку нанизывают кусочек лайма. Кусочек - тяжелый, поэтому трубочка больше не выпрыгивает из стакана. И не падает на стол или даже на пол. И так делают уже почти во всех местах.

Так вот: когда мои оставшиеся в Москве друзья борются с фашизмом и не могут вылететь из "Домодедово", потому что у них накрылась электроподстанция в Подольске, мне, лежащей в гамаке под пальмой со стаканом свежевыжатого ананасного сока и слушающей под шум океана историю их героической борьбы, очень стыдно рассказывать о наших проблемах с трубочкой".

Я кивнул.

Тем временем из Москвы продолжали доноситься тревожные короткие сообщения:

"Подруга пишет из "Шарика", что ни один самолет за 5 часов не взлетел. Только на прием работает".

* * *

"Все собрала, осталось вылететь. Ощущения - как будто тут революция и границу перед носом закрыли".

* * *

"Слежу за новостями. Набрала в "Хлебе насущном" тартинов с собой в аэропорт".

* * *

"Села в "Аэроэкспресс". На всякий случай запаслась как следует: если что, еды, воды и книжек хватит на всю ночь".

* * *

"Взлетаем! Задержали лишь на 40 минут. Таких рейсов, как наш, - единицы. В аэропорту толпа; задержка у кого на несколько часов, у кого - на сутки".
Наступила полночь, и мы начали потихоньку собираться по домам.

На фоне трагических событий, бесконечно происходящих в России, даже огромный счет - почти 90 долларов за обычный ужин на восьмерых с вином - показался сущим пустяком, переживать из-за которого на фоне московских людских страданий было бы не просто бесчеловечно, но и даже нелепо.

По виллам разъезжались молча.

(26 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:fendimas
Date:December 28th, 2010 08:11 am (UTC)
(Link)
Браво, Маэстро!

> Go to Top
LiveJournal.com