Норвежский Лесной (nl) wrote,
Норвежский Лесной
nl

Categories:

"Черная молния": предпредпремьерный рассказ


Фото: Норвежский Лесной

В минувший понедельник редакции нашего персонального блога удалось в полном составе побывать на предпредпремьерном показе "Черной молнии", успев на сутки обогнать детей из подшефных "Газпрому" детских домов и интернатов в провинции. Докладываю.

Каждый, кто хотя бы раз в жизни одной рукой обнимал девушку за талию, а другой - расстегивал молнию на ее джинсах, знает и с готовностью подтвердит при случае: у каждой молнии есть своя девушка. Для всех остальных режиссеры Александр Войтинский и Дмитрий Киселев сняли фильм "Черная молния" (бюджет - 8 с половиной миллионов долларов США), где герои занимаются выяснением этого вопроса ровно до тех пор, пока по экрану не поползут финальные титры под песню Александра Рыбака.

Действие происходит в Москве. Гнетущая атмосфера столицы мастерски передана благодаря традиционному продактплейсменту общим объемом в $850 000: весь фильм герои пьют водку "Русский стандарт" из брендированных стаканов с логотипом "Русского стандарта" (исключение делается лишь для персонажа Михаила Ефремова, изображающего, как обычно, очень сильно пьющего Михаила Ефремова; вероятно, роль спивающегося алкаша с опухшим ебальником не вполне соответствовала премиальности напитка, поэтому Ефремову единственному приходится глушить водку из пластиковых стаканчиков и выносить купленную в киоске бутылку в непрозрачном пакете без логотипа "Русского стандарта"), слушают радиостанцию "Европа плюс", наблюдают на каждом углу рекламу Yota, пользуются мессенджером Mail.ru и благополучно учатся в МГУ, где в один прекрасный момент им заявляют: вас тут в группе одиннадцать, а бесплатных мест у нас с какой-то радости осталось только десять, поэтому держите-ка, ребятки, экзамен на вылет. В принципе, уже одного этого с лихвой хватило бы для наглядной демонстрации того удушающего безрадостного пиздеца, в который превратили столицу нашей родины москвичи и ее гости по состоянию на начало третьего тысячелетия, но сценарист и тут добавляет красок: оказывается, в одной из башен делового центра "Москва-сити" некто, повадками напоминающий Полонского (только не сидящего на кокаине и с более изысканной лексикой) устанавливает буровую установку, чтобы добраться до расположенного под башней месторождения алмазов. Серьезно. Я не шучу.

Это ему предсказуемо не удается: страна, как известно, - в жопе, а российским буровикам далеко до своих коллег под руководством Брюса Уиллиса из фильма "Армагеддон", поэтому добурить до алмазов у них ни хуя не получается, а соответствующий результат начальству они объясняют не своими кривыми растущими из жопы руками, а недостатком электроэнергии. А вот был бы под рукой нанокатализатор, изобретенный советскими учеными, то и проблем не было бы добурить до алмазов, а заодно и попрощаться с Москвой (ибо если все-таки пробурить ту плиту, на которой стоит Москва и которую продырявить как раз и не получается, то вся Москва сразу в эту дыру и ебнется, к всеобщей олигархической радости).

Но увы: в те еще времена советский проект благополучно свернули, а вставленный в "Волгу" нанокатализатор ученые сперва забыли спиздить и оставили под землей в лаборатории закрытого НИИ, а потом его все-таки спиздили докопавшиеся до этого НИИ российские уже строители. Что, в свою очередь, позволяет отцу главного героя (Сергей Гармаш) скупить краденое и подарить сыну (Григорий Добрыгин), а тому - зарабатывать на краденом с традиционным российским размахом (развозя заказчикам цветы на летающей черной "Волге" с нанокатализатором и лепровским номером 19-91 ДЕЕ), тратить заработанное с традиционным российским размахом (покупая iPhone с получки), кадрить соседку по парте (Екатерина Вилкова) с традиционным российским размахом (демонстрируя ей купленный с получки iPhone) и спасать мир с традиционным российским размахом (не давать ледяной глыбе упасть с крыши на голову возлюбленной; возвращать прохожим спизженные у них хулиганами сумочки). Пока длится эта студенческая героическая эпопея, наложенная на любовный треугольник, зрителям параллельно удается узнать, почему отечественная наука находится сегодня еще в более глубокой заднице, нежели столичная буровая промышленность: оказывается, страна осталась без нанокатализаторов по той простой причине, что один из советских ученых (Валерий Золотухин) до такой степени любил свою бабу (Екатерина Васильева) - тоже советскую ученую, что подделал результаты исследований, чтобы из успешных они превратились в неуспешные; в итоге бабу он у другого советского ученого (Юозас Будрайтис) отбил, баба эта ему, похоже, дала, но легче от этого никому, как обычно, не стало, включая страну, ее научный потенциал, Полонского и Михаила Ефремова. Сцена с привязанными к буру деятелями советской науки отдает полным идиотизмом, но это то редкое в фильме, на что приятно посмотреть.

Кончится все хорошо: до такой степени хорошо, что, вероятнее всего, продолжения нам не избежать. Хотя нанокатализатор все-таки проебут окончательно еще в первой части "Черной молнии".

Судя по всему, главная аудитория "Черной молнии" со всем ее "Русским стандартом" из брендированных стаканов и нанокатализаторами - дети из провинциальных детских домов и интернатов. Создатели и прокатчики фильма с этим вполне согласны: официальный прокат фильма стартует 31 декабря 2009 года, но уже с 22 декабря "Газпром" широко проводит специальные предпремьерные показы для детей в 33 российских городах: "Обычно мы проводим для детей из детдомов и образовательных учреждений, которые мы опекаем, новогодние елки, а в этом году решили устроить им поход в кино".

Подводя итоги: если вам меньше 12 лет и "Черную молнию" в ваш детский дом привез "Газпром" - обязательно сходите на фильм Александра Войтинского и Дмитрия Киселева.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 208 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →