Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

main

Сказка о криворуких ебланах

Каждый вечер, когда солнце прячется за верхушки сосен, на небе зажигаются звезды, а где-то в лесу неподалеку начинает ухать сова, которую мы уже два месяца не можем поймать, чтобы сварить из нее суп, - так вот: каждый раз, когда на нашу свалку опускается темнота, вся детвора собирается вокруг ржавого чайника в пустой нефтяной цистерне на западной окраине, чтобы попить кипятка, съесть по кусочку сахара и послушать сказку на ночь.

Урчит, закипая, чайник. Ухает сова. Восемь носов выжидательно пошмыгивают. Восемь пар глаз внимательно следят за мной.

- О чем же вам сегодня рассказать, внучки? - тяну время. - Может, о том, как шестьдесят лет тому назад у Мумусика, на котором мы с Лебедевым ехали в этнографическую экспедицию, провалился двигатель?

- Нет, дедушка. Только не про двигатель и не про Лебедева. Мы про двигатель и про Лебедева уже сто раз слышали.

- Хорошо, - нехотя соглашаюсь я. - Может, тогда про старого педофила?

- Дедушка, - тоненьким голоском просит самая маленькая девочка, - пожалуйста, только не про старого педофила. Сил наших больше нет про старого педофила слушать.

- Ладно, не буду, - киваю я, почесывая бороду. - О чем же тогда? Может быть, о королеве перевернутого планкинга - самой красивой девочке во всей...

- Дедушка, - грозно рявкает самый старший мальчик, сжимая кулаки, - если ты опять начнешь про нее, то мы снова отберем у тебя кислородную подушку и намажем горчицей твою клистирную трубку.

- Ну, - затихаю я, - тогда даже и не знаю, о чем вам рассказать. Злые вы. Подушку они отберут, ишь...

Свистит вскипевший чайник. Восемь тяжелых детских вздохов повисают над столом. Восемь пар глаз готовы разрыдаться.

И тут самая маленькая девочка жалобно просит:

- Дедушка, а расскажи нам про криворуких ебланов!

Комната мгновенно наполняется звонкими перебивающими друг друга детскими голосами.

- Да, про ебланов! Про ебланов!

- И про печенье!

- И про мельника!

- И про курочек!

- И про китайские пресс-формы!

- И про то, почему в этой стране никогда ничего хорошего не будет!

Я машу руками:

- Ладно, ладно, будет вам сказка про криворуких ебланов, будет, только не шумите. Лучше разлейте-ка кипяток по консервным банкам. Слушайте.

И я начинаю рассказывать.

СКАЗКА О КРИВОРУКИХ ЕБЛАНАХ

Давным-давно в одной стране жили люди. И были они несчастны. Потому что все, за что они только ни брались, получалось у них через жопу.

Спутники у них не запускались, а если и запускались, то падали. Машины получались уродскими и не ездили. Депутаты, которых они избирали в парламент, оказывались мудаками и гандонами. По дорогам, которые они строили, они же сами и не могли проехать, - а если даже могли, то собирались в огромные пробки, где стояли, сигналили и материли правительство. И законы у них были сплошь идиотские. И патриарх был у них какой-то мутный. И даже омбудсмен оказался обмудком. И пиво - невкусное. И диссертации - пизженные. И телевидение - подлое. И даже самые продвинутые и креативные люди от безысходности у них душили друг друга, разделывали в ванной, запихивали в багажник и потом шумно искали на весь интернет.

И вот днем эти люди строили хуевые дороги и варили невкусное пиво, а по вечерам собирались в социальных сетях и обкладывали говном все подряд - и дороги, и пробки, и омбудсмена, и друг дружку. И думали - почему же у них все через жопу, а кругом - уебок на уебке. И никакого просвета впереди. И никакой надежды. Лишь одна радость была у них, если разобраться, - это королева перевернутого планкинга, то есть самая красивая во всей...
- Так, дедушка, мы тебя предупреждали. Варька, отними у него подушку! Петька, тащи сюда клистирную трубку! Мишка, беги на кухню за горчицей!

- Все, все, не буду, только подушку отдайте. Понял, все. Слушайте дальше.

В общем, все у них было плохо.

Нельзя сказать, что они ничего не делали. Делали. И номер выпускали с историями двадцати семи геев. И на амвоне в балаклавах плясали. И собирали в интернете сто тысяч одних только лайков под обращениями. И на митинги ходили. И даже повязывали на себя белые ленточки. И даже пели в автозаках пронзительные душевные песни.

Но ничего не помогало.

Поэтому каждый вечер они снова заходили в интернет, ныли там, плевались и недоумевали, почему во всех других странах люди и хумус вкусный готовят, и ботинки крепкие делают, и процессоры современные выпускают, а у них, за что они ни возьмутся, все равно в итоге получается один только гулаг, и даже омбудсмен - обмудок обмудком.

И вот в какой-то момент какой-то чувак и говорит им: "Все так и будет через жопу, пока с печеньем не разберетесь".

Тут все и примолкли, перестав обсуждать даже Диму Яковлева. "А при чем тут печенье?" - спрашивают.

"А при том, - говорит чувак. - Вот вы как печенье делаете?"

Ну, они ему и рассказали. Во всех подробностях.

Чтобы сделать печенье, нужен труд многих людей.

Крестьянин выращивает пшеницу и отвозит ее на мельницу.

Мельник мелет из пшеницы муку.

Птичница насыпает зернышек курочкам, чтобы получились яйца.

Доярка кормит коровку сеном и дергает за вымя, чтобы коровка дала молоко.

Нефтяник добывает нефть, заливает ее в трубу и отправляет за границу, чтобы из-за границы получить сладкий сахар, без которого печенье не получится. Ну и немножко нефти отправляет на нефтеперерабатывающий комбинат, чтобы там из нее сделали бензин и отправили на автозаправочную станцию.

На автозаправочной станции бензин заливают в бак автомобиля, на котором ездит водитель.

Водитель заправленной бензином машины привозит муку, молоко, яйца и сахар на кондитерскую фабрику, где отдает все это кондитерам.

Кондитеры берут яйца, молоко, муку, сахар, закладывают в большую железную машину и зовут главного технолога, чтобы тот нажал кнопку.

А главный технолог зовет главного инженера и спрашивает, пришли ли из Китая пресс-формы для печенья.

А главный инженер и отвечает: мол, пришли, но какие-то странные. Уебищные какие-то. Че-то китайцы там перепутали. Пару букв буквально.

А главный технолог и спрашивает - как же тогда быть?

А главный инженер ему и отвечает: да похуй - ставь какие есть и хуярь себе печенье. Хер с ними, с двумя буквами-то. И так сойдет.

А главный технолог ставит и хуярит.

Ревет большая стальная машина. Бурлят котлы. Мигают разноцветные лампочки. Играет национальный гимн. С конвейера сходит печенье, пакуется в коробки, загружается в фургоны и отправляется в магазин.

А потом в магазин приходят крестьянин, мельник, доярка, нефтяник, химик, заправщик и водитель. Покупают печенье и несут его домой, чтобы выпить с ним чаю. Вытаскивают печенье из сумки. Смотрят на него. Выключают не успевший закипеть чайник. Вздыхают. Вытаскивают из морозилки бутылку водки. Наливают полный стакан. Выпивают. И выходят в интернет, чтобы рассказать всем, в каком говне они все живут, что вокруг одни криворукие ебланы, что ничего и никогда хорошего не будет в этой стране, что президент у них - говно, и министры у них - говно, и заместители министров - говно, и лишь Дима Яковлев был не говно, но не уберегли его, и жизнь - говно, и надежды нет, и даже омбудсмен - обмудок, и руки опускаются, и никакого просвета, и как можно не пить, когда даже печенье - уебищное.

И матерят власти.

И наливают по второй.

Вот как-то так и делаем печенье. Такой вот у нас особенный, стало быть, путь.

"Ну вот с печенья и начните, - говорит чувак, - поймайте, для начала, этого главного инженера и отпиздите его за такие пресс-формы. А пока не отпиздите, то и печенье у вас останется вот такое, и все остальное будет с ним гармонировать".

"Да иди ты в пизду, - отвечают ему люди. - Мы тут делом заняты, а ты к нам с хуйней лезешь. У нас тут очередной ребенок непонятно от чего помер, и мы переживаем. У нас тут полицейское государство. У нас омбудсмен - обмудок. А ты тут со своим ебаным печеньем. Не стыдно, а?"
Над столом висит тишина. Только иногда слышно, как в лесу ухает сова.

- А что, дедушка - говорит вдруг кто-то, - точно не поймали они того главного инженера? И так в говне дальше и жили?

- А, дедушка?

- Почему ты плачешь?

- Не плачь, дедушка!

- Варька, отдай ему подушку!

- Ну не плачь, дедушка, миленький, пожалуйста, ну не плачь!


Фото: Норвежский Лесной

main

Жгун и кошка

Свершив дела, я ужинал сосиской,
Когда фейсбук нам новость приподнес:
Дизайнер Жгун вернулся с новой киской.
Вот фото: вот они пошли вразнос,

А вот она скребет его неспешно,
А вот уже и он ей чешет грудь -
Спокойно, властно, мягко, тихо, нежно
В густой шерсти прокладывая путь

К мурчанию несмелому и писку,
Сошедшему почти в нескромный стон.
Я помрачнел. И, отложив сосиску,
Я, расплатившись, молча вышел вон.

Мне не страшны ни слезы, ни проклятья:
Большая грусть - большому кораблю.
Я помню запах. Слышу шепот платья.
И думаю, что я ее люблю.

main

Lucky Noodles: самая охуительная и смешная лапша в центре Москвы

Больно говорить об этом, но на фоне всех преступлений озлобленного, остервеневшего и бьющегося в предсмертных судорогах режима - убийства Политковской, умучивания Магнитского, ухода почти трети всех братьев Дзядко из "Большого города", засовывания сотрудниками правоохранительных органов древней Казани бутылок из-под игристого в задний проход приговоренных ими к казни граждан великой страны, низкого падения курса национальной валюты, смерти Рэя Бредбери, позорного проебывания российской футбольной сборной всех возложенных на нее надежд и отвратительных обысков на квартирах непримиримой оппозиции (из которых великой стране наконец-то стало ясно, что у Ильи Яшина тоже бывают носки) - оживление гастрономической жизни на Тверской и в ее окрестностях выглядит форменным, как говорит Воронежский, моветоном и амикошонством.

Тем не менее: на Тверской, где в плане нормально пожрать всегда было бесконечно тоскливо (старожилы помнят эпизод, когда редакция тогда еще мостовщиковского БГ душераздирающе ядовито приравняла к культурному террору исчезновение распивочной с двумя столиками из рыбного магазина в соседнем с "Афишей" здания): нормальной еды здесь не было уже давно, и не предвещалось. И вдруг, в последние два года возбухания путино-медведево-путинского тамдемного гнойника, она вдруг тут вдруг неожиданно и неестественно нарисовалась.

Нарисовывалась она, впрочем, сперва очень осторожно, фрагментарно и как будто бы не вполне себе серьезно.

Сперва во Viet cafe, обосновавшемся на месте совершенно прекрасной макаровской "Мурены" (кстати: "Мурену" мы не забудем / не простим - и если кто-то из вас знает, как называется другое макаровское заведение в районе Китай-города, то пусть он поделится координатами прямо в комментах), зачем-то начали готовить обалденный фо шот ванг (совет: не забудьте сразу попросить к нему бутылку срирачи), неплохие свиные уши и на удивление пристойные немы (жареные, конечно же; сырые немы здесь брать бессмысленно).

Затем на Дмитровке почему-то возникла Menza - гинзовская лапшичная с удивительно короткой и вменяемой винной картой - ну да, за следующие полгода она успела испортиться, потом - испортиться окончательно, потом там стали давать суши, - но за эти полгода окрестные офисные клерки и мирные граждане успели оторваться по полной, честно.

Потом в здании Центрального телеграфа открылся "Старый телеграф" - не откровение, конечно, но завтраки - яйца бенедикт - ничего, и кофе, и блинчики с ветчиной и сыром, и треть нанопирожных, и попереговариваться можно.

Далее на месте бессмысленной бессчетной аптеки на Тверской, 17 завелась, окрепла и расцвела Pizza Express (заказывать нужно острую американскую пиццу с халапеньо и каперсами за 380 рублей и луковый суп за 120).

На задворках McDonald's на Пушкинской неожиданно нарисовалась лучшая - впрочем, и единственная пока в Москве - японская окономиячная: да, заведение сремительно разрушается (прекрасную официантку Ксению они потеряли безвозвратно, салат с угрем постепенно скис и по уровню тоскливости приблизился к "мимозе", а сегодня у них еще и закончились одноразовые палочки), но пока окономияки со свининой и яйцом еще держатся - просто не забудьте заказать к ним дополнительный соус, и все будет хорошо.

Наконец, в подвале (там, где раньше было "Место встречи" - если вы помните, о чем я) под Pizza Express нарисовалось прекраснейшее Zu cafe - с обалденным кисло-острым супом и китайскими печеньями с предсказаниями, которые приносят вместе со счетом.

В общем, жить стало лучше. Даже на фоне беспредела в станице Кущевской и нечеловеческого пиздеца в Сирии.

Казалось бы - куда уж лучше, особенно на фоне падения цен на нефть и роста цен на бензин?

Ан нет: на ответвляющейся от Петровки улице с идиотским названием Петровские линии - напротив гостиницы "Будапешт" и рядом с "Барашкой" - две недели назад открылась самая смешная в Москве лапшичная:


Фото: Норвежский Лесной

Надо отметить, что еще за день до открытия нового заведения вывеска, явно спизженная откуда-то из Гонконга после четырех сезонов дождей (и строго выдержанная в поэтической стилистике "В отдаленных районах Кейптауна я насиловал девочку-дауна"), уже красовалась на фасаде. Злые языки утверждают, что без Новикова и тут не обошлось, но Новиков пока молчит.

Внутри подают ровно три вида яичной лапши в бульоне: с курицей, с говядиной и с креветками. Ценник один: сто пятьдесят рублей за порцию. Еще есть холодильник с содовой, колой, фантой и двумя видами бутылочного китайского пива, одно из которых взяли явно из-за названия, а второе - из-за формы бутылки.

Лапша за сто пятьдесят рублей получилась лучшей - ну, правда, - в городе: к каждой полагается свой тип крепкого бульона, к креветкам накидают тофу, а к курице - чего-то, чего не добавят к говядине. Но с говядиной - самая клевая, по общему единогласному мнению дружной редакции нашего персонального блога.

Лапшу умеют подавать на месте в посудных чашках, на псевдовынос (вчера перед входом в Lucky Noodles стояла прекрасная скамейка с напольной пепельницей, а уже сегодня вместо нее появились два уродливых - в полном соответствии со стилистикой - пластиковых стола) в пенопластовых стаканах без крышки и, наконец, на совсем честный вынос - в тех же самых пенопластовых стаканах, но уже с крышкой.

Позавчера перед стойкой работал шеф-повар заведения, в мирное время выполняющий функции соседнего с новоиспеченной лапшичной Roni: очень, кстати, симпатичный мужик, по-английски говорящий увереннее, чем по-русски, и искренне спрашивающий, как нам понравилось (а нам все дико понравилось) - и явно переживающий из-за того, что за последнюю неделю в лапшичной он получил на порядок больше похвал, чем за все время существования Roni. Шеф - нечеловечески клевый, интеллигентный и милый. Девицам он особенно понравится.

Хинт: в крошечной лапшичной справа есть занавеска, закрывающая спуск вниз хуй знает куда и хер знает во что. По идее, там должен скрываться страшно злачный бар, которому вход через страшную лапшичную сильно идет на пользу.

Сегодня у занавески дежирил суровый хмурый шкаф в костюме - похоже, внизу уже все совсем готово.

Осталось узнать пароль.

Если узнаете - делитесь.
main

Торговля колониальными товарами


Фото: Норвежский Лесной

Из Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии наконец-то прибыл чай, заказанный в конце декабря.

Впервые смелая идея купить масала-чай у любимого лондонского чаеторговца неожиданно проклюнулась несколько лет назад, когда я собирался пополнить запасы нормального ассама - на улице, как сейчас, потрескивал мороз, а ностальгия по теплой Индии, из которой вернулся несколькими месяцем раньше, напротив, обострилась: я очень сильно тосковал по моржимскому Черепаховому пляжу, завтракам в "Таргулле", маслянистому крепкому афганскому чаррасу и теплому спокойному океану. А купленныая на рынке в Мапсе коробочка со специями опустела неожиданно быстро - можно, было, конечно, съездить за смесью и в "Индийские специи", но я решил попробовать британскую версию, чтобы сравнить с привычным гоанским вариантом. И, забегая вперед, скажу, что решение это было правильным.

Индийский способ приготовления заварки для масала-чая известен: берется сухой черный чай, и в него добавляется некоторая смесь специй, - например, кардамон, имбирь, лимонная цедра, гвоздика, анис, мускатный орех.

Британский вариант оказался не более сложным, но характерные отличия есть: нужно взять НОРМАЛЬНЫЙ черный чай и добавить в него КАЧЕСТВЕННЫЙ кардамон, КАЧЕСТВЕННЫЙ имбирь, КАЧЕСТВЕННУЮ лимонную цедру, КАЧЕСТВЕННУЮ гвоздику, КАЧЕСТВЕННЫЙ анис и КАЧЕСТВЕННЫЙ мускатный орех.

В результате получается то же самое, просто раз в десять вкуснее.

Обратите, кстати, внимание на то, как устроена нормальная интернет-торговля (а точнее - просто нормальная торговля). Бумажный пакетик, в который насыпан масала-чай, дополнительно запаян в толстый пластик: свежие кардамон, имбирь, гвоздика, анис и мускатный орех источают очень сильный запах - что, конечно, хорошо для масала-чая, но плохо для лежащих рядом в общей коробке сиккима, дарджлинга и паксонга, если нет желания превратить и их в масала-чай за время путешествия.

Когда в Москве на соседней улице обнаружится чаеторговец, относящийся с подобным уважением и к своему товару, и к своим покупателям, возможно, я начну покупать чай у него (такого продавца, торгующего табаком, я знаю). Но пока толп кандидатов на горизонте не наблюдается, поэтому очередной заказ на несколько пачек ассама, юннаня и русского каравана через пару дней по традиции уйдет в Лондон.

Заодно и заметно дешевле выходит, кстати.
main

Хозяйке на заметку: ふりかけ

Если тебе, хозяйка, до такой же, что и мне, степени надоело кромсать тунцовую стружку, обжаривать кунжут, отмерять кончиком ножа порошковый васаби, крошить водоросли, размалывать чили и утомлять себя прочей идиотской кулинарной самодеятельностью, возрадуйся: в "Цветном" на пятом этаже обнаружилось вполне аутентичное фурикакэ:


Фото: Норвежский Лесной

За упаковку из 20 пакетиков (10 разных видов) по 2,3 грамма просят сто семьдесят с чем-то рублей. С одной стороны - грабеж, конечно, а с другой - получается по восемь с полтиной на небольшую чашку риса, и ничего не надо кромсать, обжаривать, размалывать и крошить.

Пять лет по всей Москве искал, между прочим.
main

Хозяйка Людвиг

В своей основательной, подробной и вообще отлично написанной автобиогафической работе "Официантские будни" Людвиг Быстроновский, сменивший солидный арт-директорский ваком на скромный блокнот официанта студийного кафе, просит поделиться фотохроникой.

Нам не жалко. Держи, Людвиг:


Фотографии: Норвежский Лесной





main

Наблюдения за природой


Фото: Норвежский Лесной

7 августа, утро, легкий завтрак на берегу где-то между Ахтубинском и Астраханью.

Выяснилось, кстати, что яхты в равной степени хорошо притягивают к себе как шатенок, так и блондинок. Сами на борт запрыгивают.
main

На чужбине

Москва, конечно, - удивительный город. В том смысле, что стоит всего лишь на несколько дней покинуть эту златоглавую системообразующую юдоль печали федерального значения, как фокус восприятия внешнего мира моментально сбивается, и вещи, которые еще в начале недели принимались в абсолютно спокойном штатном режиме, к ее концу проходят уже по графе "какой-то у вас там сплошной пиздец на пиздеце творится". Ну то есть, грубо говоря, снаружи эта осажденная изнутри крепость выглядит как-то по особому героически обреченной, причем без перерывов на сон, отдых и радость - если, конечно, между соленым ласси и тигровыми креветками в густом коричневом соусе не забывать время от времени проглядывать на айпаде новости из окоченевшего сердца географически удаленной во всех смыслах родины.

Складывается ощущение, будто ты успел на предпоследний белый пароход в Константинополь, на последнем утром подтянулся вырвавшийся из своего столичного еврейского гетто Носик, а из покинутого впопыхах родного дома продолжают просачиваться безнадежно мрачные и страшные слухи, леденящие загорающую под жарким декабрьским солнцем душу. Это какой-то бесконечный ад, правда, - особенно если перегружать страницу новостной ленты достаточно часто.

Оказывается, сперва в Москве зимой прошел проливной дождь. Потом этот дождь замерз, и весь город покрылся толстой ледяной коркой, превратившись в один сплошной каток - получилось даже масштабнее, чем обычно у Куснировича, и гораздо травматичнее. Потом главный санитарный врач выразил предположение, что, вероятно, все уже как следует и надолго запаслись едой, и посоветовал сидеть дома и ни в коем случае не выходить на улицу. Потом в аэропорту "Домодедово" пропало электричество, потому что пиздой накрылись электроподстанции в Подольске и поселке Володарского. Потом два человека с мегафоном стали выгонять несколько тысяч человек из аэропорта нахуй, потому что кина не будет, театр закрыт, с генераторами как-то не сложилось, а сортиры без электричества и воды работать почему-то, как неожиданно выяснилось, отказываются. Потом две тысячи других человек все-таки вышли из дома на борьбу с фашизмом, чтобы выразить свою любовь к хачапури и чак-чаку. И это, заметьте, даже не считая оглушительной победы беременных женщин, ранее устроивших на морозе пикет в защиту беременных женщин, и смелого поступка двух столичных блоггеров, жестко отпущенных правоохранительными органами за съемку активиста "Обороны", посаженного в клетку своими же товарищами.

На фоне этих героических страданий оставшихся в Москве москвичей наши местные моржимские новости кажутся блеклыми, несерьезными и какими-то игрушечными. И уж точно - им явно недостает трагичности.

Ну да, за стакан свежевыжатого апельсинового сока в нашей деревне дерут аж 60 рупий - это более чем в два (!) раза дороже, чем просят за него в Чапоре.

Снова, в который уже раз подорожал бензин.

Из совсем свежих происшествий: серьезное ЧП случилось накануне - в два часа ночи компания пьяных русских вернулась в свой гестхаус и начала орать, перебудив не только постояльцев, но и местных собак, которые немедленно принялись выть и лаять. От собачьег воя и лая проснулись обезьяны, присоединились к общему хору и затеяли драку в кустах у отеля. Из-за чего, в свою очередь, проснулись и начали каркать сотни ворон - в общем, целых полпляжа целых полчаса стояло на ушах.

Потом утром в "Таргулу" заползла гигантская ящерица, вызвав бурный восторг у индийских детей и пожилых немецких туристов.

В тот же день поздно вечером в Jardin d'Ulysse произошла самая настоящая автомобильная авария: пока мы ужинали, в ворота с грохотом что-то влетело: в следующее мгновение сразу четыре официанта сорвались и бросились на выручку - правда, помогать никому особо не пришлось, потому что врезавшаяся в ворота на скутере барышня врезалась в них весьма своеобразно: она уезжала из ресторана и просто слишком резко выжала газ, направив свой стоявший рядом с воротами скутер прямиком в ворота, - в общем, никто не пострадал, в том числе и скутер.

Наконец, я благополучно разобрался с собственной небольшой трагедией: позавчера вечером я где-то проебал ключи от байка, а на следующий день мне привезли новые, и хотя в денежном плане потери составили ровно 100 рупий, моральные страдания, которые я испытывал весь вечер и все утро, без байка пиздуя пешком из носиковской резиденции в свою и обратно сквозь всю деревню, оказались гораздо значительнее: дело здесь не в таксистах, тормозящих около тебя через каждые сто метров с предложением подвезти, - этого добра и в Москве хватает; проблема в том, что помимо таксистов каждый второй идущий навстречу индиец подходит к печально бредущему без ключей от байка тебе и спрашивает, что случилось и не нужна ли помощь - потому что ежу понятно: если белый человек идет по обочине на своих двоих - значит, с ним что-то случилось, значит, ему может быть нужна помощь.

"Знаешь, - сказала мне Анна, передавая, как вскоре выяснилось, умопомрачительно вкусного цыпленка в пряном соусе и корзинку с горячими, ароматными, тающими во рту чапати, - я заметила, что мне с каждым днем все сложнее общаться с моими московскими друзьями, оставшимися в Москве. Они мне рассказывают о своих проблемах, я им - о своих, и, рассказывая все это, я чувствую себя крайне неуютно.

Ну вот смотри: у нас же тоже есть свои проблемы. Ну вот самое простое: в Моржиме последние несколько лет была огромная проблема, которая сильно портила всем жизнь. Самый популярный напиток здесь - это lime soda (газировка с соком свежего лайма - во всех заведениях стоит 15 рупий, то есть около 10 московских рублей, - НЛ). Его всегда приносили с трубочкой. И вот пузырьки эту трубочку все время из стакана выталкивали, и она выпрыгивала из него, и падала на грязный стол или даже на пол. И это была реальная проблема. Причем повсюду, во всех заведениях - и в дорогих, и в дешевых, и в неприлично дешевых. И с ней годами не могли справиться. И только в этом сезоне нашли решение: теперь почти во всех шеках бармены на трубочку нанизывают кусочек лайма. Кусочек - тяжелый, поэтому трубочка больше не выпрыгивает из стакана. И не падает на стол или даже на пол. И так делают уже почти во всех местах.

Так вот: когда мои оставшиеся в Москве друзья борются с фашизмом и не могут вылететь из "Домодедово", потому что у них накрылась электроподстанция в Подольске, мне, лежащей в гамаке под пальмой со стаканом свежевыжатого ананасного сока и слушающей под шум океана историю их героической борьбы, очень стыдно рассказывать о наших проблемах с трубочкой".

Я кивнул.

Тем временем из Москвы продолжали доноситься тревожные короткие сообщения:

"Подруга пишет из "Шарика", что ни один самолет за 5 часов не взлетел. Только на прием работает".

* * *

"Все собрала, осталось вылететь. Ощущения - как будто тут революция и границу перед носом закрыли".

* * *

"Слежу за новостями. Набрала в "Хлебе насущном" тартинов с собой в аэропорт".

* * *

"Села в "Аэроэкспресс". На всякий случай запаслась как следует: если что, еды, воды и книжек хватит на всю ночь".

* * *

"Взлетаем! Задержали лишь на 40 минут. Таких рейсов, как наш, - единицы. В аэропорту толпа; задержка у кого на несколько часов, у кого - на сутки".
Наступила полночь, и мы начали потихоньку собираться по домам.

На фоне трагических событий, бесконечно происходящих в России, даже огромный счет - почти 90 долларов за обычный ужин на восьмерых с вином - показался сущим пустяком, переживать из-за которого на фоне московских людских страданий было бы не просто бесчеловечно, но и даже нелепо.

По виллам разъезжались молча.
main

LG Electronics на IFA 2010: фоторепортаж


Фотографии: Норвежский Лесной

В принципе, основные экспонаты и технологии, которые LG привезла на IFA 2010, описаны в предыдущем посте: "LG Global Blogger Forum 2010 в Берлине".

Личные впечатления такие.

Во-первых, выяснилось, что списанная со счетов плазма (а я еще не забыл ее похороны) неожиданно ожила, причем благодаря все тому же тотальному увлечению 3D: с одной стороны, оказалось, что как раз на плазме вожделенное 3D выглядит на удивление прилично; с другой - для большого трехмерного экрана большая плазменная панель тоже как-то лучше подходит - поэтому стюардессу откопали и вернули в строй. LG утверждает, что продажи плазмы растут: в этом году компания собирается продатьо 4 000 000 плазменных панелей, в следующем - 5 000 000.

Во-вторых, очень сильное впечатление произвели 31- и 15-дюймовые OLED-дисплеи - изображение у них совершенно фантастическое. Интересно, сколько времени пройдет до начала серийного производства; по словам LG, сегодня при условной цене в 3000 долларов США за 15-дюймовый дисплей вряд ли кому-нибудь захочется сметать их с магазинных полок, поэтому изыскания по совершенствованию техпроцесса и снижению стоимости продолжаются.

В-третьих, стремление заменить привычную видеотехнику трехмерной везде, где это только возможно - от мобильных телефонов до бытовых проекторов, - идет параллельно попыткам нашпиговать телевизор всем, что в него вообще можно засунуть: Pen Type Touch Plasma TV мы уже показывали, умением скачивать и проигрывать контент из интернета сейчас уже мало кого удивишь (но было приятно увидеть знакомые логотипы "Яндекса", "Живи" и пр. на карте российских поставщиков контента - см. снимок ниже), а из приятных мелочей - поддержка DLNA, позволяющую наконец-то без проводов вживую гонять контент между бытовыми устройствами - например, отправлять хранящийся в телефоне видеоролик просматриваться на телевизор (опять-таки, см. снимки ниже).

В-четвертых, огромное спасибо Кену Хонгу (Director, Global Communications): нечасто представитель компании столь высокого ранга с готовностью выступает в роли исключительно квалифицированного экскурсовода, и это было очень круто.

Collapse )