Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

main

Отложенное


Фото: Норвежский Лесной

30 декабря - подходящее время, чтобы пересмотреть четвертый сезон "House of Cards", привести в порядок и отправить на зимнее хранение летние пинетки, ну и заодно протестировать новый хостинг для фотокарточек.
main

До свидания, СБТ!


Фото: Норвежский Лесной

Два с половиной года работы в компании "Сбербанк-Технологии" подошли к концу: мы с СБТ крепко обнялись, похлопали друг друга по плечу, пожелали друг другу удачи и пошли каждый своей дорогой (а поезд пошел своей).

Пользуясь случаем, скажу, что "Сбербанк-Технологии" - одна из наиболее живых и осмысленных составных частей Сбербанка, а отдел проектирования пользовательского взаимодействия - один из наиболее живых и осмысленных фрагментов самой СБТ: здесь получилась исключительно высокая концентрация умных неленивых мозгов и хороших рук. Повторюсь: за несколько лет Чеканов, Михайлов и Павлов выстроили сильнейшую в стране внутрибанковскую команду, способную делать хорошие человеческие интерфейсы.

Бывшим коллегам - удачи и всего самого доброго. И берегите Грефа!

Я же в ближайшей перспективе намереваюсь как следует насладиться всеми ужасами безработицы: отключить в телефоне будильник (за 25 лет трудовой жизни СБТ оказалась первой компанией, в которой мне пришлось вставать утром по будильнику), постараться забыть расшифровку пары дюжин аббревиатур (надеюсь, Илья все-таки украсит, как обещал, вход в отдел проектирования пользовательского взаимодействия надписью "Здесь делают интерфейсы для ЕФС, ЕРИБ, СБОЛ, СББОЛ, ППРБ, НКП, СБНКД, СЭОДО, МДМ, АБС, ЕКП, ЕРМС, ДБО ФИ, МБО, ЦАС ОК, КП, АС КК и так далее"), сходить в кино на пару утренних сеансов, наточить кухонные ножи, поменять на пиджаках протершиеся подкладки и встретиться, выпить и потрепаться со всеми, с кем долгое время по разным причинам встречаться, выпивать и трепаться не получалось.
main

Воскресный шопинг: Генриетта


Фотографии: Норвежский Лесной

Чтобы до конца оставаться честными с собой, признаемся сразу: с Генриеттой мы знакомы уже давно. Просто не представляся случай вам ее представить. Поэтому исправляемся.

В двух словах: нам очень нравится Генриетта, и не только из-за коленок. Она нам нравится как личность: да, со сложным внутреннем миром; да, с непростыми отношениями с миром внешним. В нашем персональном рейтинге красивых девочек-аутисток Генриетта занимает почетное второе место: мы ее очень понимаем, мы ей сильно сочувствуем, а в той заключительной серии первого сезона, где она начинает насвистывать "Оду к радости" из девятой симфонии Бетховена, а Триела подхватывает ее на руки и продолжает, мы вообще, стыдно сказать, обычно плачем.

Генриетта научила нас многому.

Что мужики - козлы, но легче от этого не становится.

Что девочки - прекрасны и пахнут лучше, хотя и дуры полные. Но легче от этого - не становится.

Что со многими проблемами можно разобраться при помощи огнестрельного оружия. Но легче от этого тоже не становится - то есть, конечно, становится, - но не так, как хотелось бы.

И что барышни - тонкие и ранимые существа, но часто пуля себе в лоб - самый простой и наиболее безболезненный способ развития отношений с ними.

И что первый сезон - обычно лучше второго.

Всякий раз, когда в пригородную подмосковную электричку заходит усталая девочка со скрипичным кофром, мы теперь встаем, вежливо приподнимаем отсутствующую обычно шляпу и уступаем ей место: нам хочется думать, что в кофре у девочки - что-то вроде Fabrique Nationale P90 PDW, а не ебаный пошлый Страдивари.

И еще нам кажется, что если бы Илью Медкова на выходе из здания, в которое скоро переедет Студия Лебедева, застрелил бы из снайперской винтовки не потный и усталый унылый мент, а тонкая и трогательная переживающая Генриетта, - наш мир стал бы хоть на капельку, хоть на ненамного, хоть на чуть-чуть приятнее, тоньше и лучше.

Когда мы придем к власти, в сквере перед консерваторией вместо памятника Чайковскому мы установим Генриетту:



И когда я начну умирать, мне хочется умирать под "Оду к радости" из девятой симфонии Бетховена.

А не под Криса Кларка, к примеру.
main

А в небе синем алели снегири, и на решетках иней серебрился...

Есть подозрение, что восьмой сезон "Хауса" мог быть еще оригинальнее. Из возможного телевизионного анонса:

...Восьмой сезон сериала House M.D. начинается с резкого и неожиданного поворота сюжетной линии: Грегори Хаус неожиданно обнаруживает себя за решеткой в компании с Виктором Бутом, Василием Алексаняном, Михаилом Ходорковским, Алексеем Козловым, Сергеем Магнитским и Юлией Тимошенко. Вместе со знаменитым диагностом, сменившим и раньше отсутствовавший белый халат на тюремную робу, зрителям предстоит разобраться в жестоких нравах сегодняшней пенитенциарной системы и распутать множество изощренных загадок. Успеет ли Хаус поставить верный диагноз обществу прежде, чем его сокамерники отбросят коньки? Кому из них суждено сыграть в ящик, а кому - счастливо вернуться к семье и в Раду? Кто ссучится, а кто с достоинством и авторитетом выдержит все испытания? И - главное - хватит ли зрителю двадцати таблеток викодина, чтобы пережить весь этот кошмар восьмого сезона и не вскрыть себе вены на руках и ногах?
P.S. Радует, что сценаристам сериала вся эта тюремная поебень надоела не к концу сезона, а уже к концу первого же его эпизода.
main

"Черная молния": предпредпремьерный рассказ


Фото: Норвежский Лесной

В минувший понедельник редакции нашего персонального блога удалось в полном составе побывать на предпредпремьерном показе "Черной молнии", успев на сутки обогнать детей из подшефных "Газпрому" детских домов и интернатов в провинции. Докладываю.

Каждый, кто хотя бы раз в жизни одной рукой обнимал девушку за талию, а другой - расстегивал молнию на ее джинсах, знает и с готовностью подтвердит при случае: у каждой молнии есть своя девушка. Для всех остальных режиссеры Александр Войтинский и Дмитрий Киселев сняли фильм "Черная молния" (бюджет - 8 с половиной миллионов долларов США), где герои занимаются выяснением этого вопроса ровно до тех пор, пока по экрану не поползут финальные титры под песню Александра Рыбака.

Действие происходит в Москве. Гнетущая атмосфера столицы мастерски передана благодаря традиционному продактплейсменту общим объемом в $850 000: весь фильм герои пьют водку "Русский стандарт" из брендированных стаканов с логотипом "Русского стандарта" (исключение делается лишь для персонажа Михаила Ефремова, изображающего, как обычно, очень сильно пьющего Михаила Ефремова; вероятно, роль спивающегося алкаша с опухшим ебальником не вполне соответствовала премиальности напитка, поэтому Ефремову единственному приходится глушить водку из пластиковых стаканчиков и выносить купленную в киоске бутылку в непрозрачном пакете без логотипа "Русского стандарта"), слушают радиостанцию "Европа плюс", наблюдают на каждом углу рекламу Yota, пользуются мессенджером Mail.ru и благополучно учатся в МГУ, где в один прекрасный момент им заявляют: вас тут в группе одиннадцать, а бесплатных мест у нас с какой-то радости осталось только десять, поэтому держите-ка, ребятки, экзамен на вылет. В принципе, уже одного этого с лихвой хватило бы для наглядной демонстрации того удушающего безрадостного пиздеца, в который превратили столицу нашей родины москвичи и ее гости по состоянию на начало третьего тысячелетия, но сценарист и тут добавляет красок: оказывается, в одной из башен делового центра "Москва-сити" некто, повадками напоминающий Полонского (только не сидящего на кокаине и с более изысканной лексикой) устанавливает буровую установку, чтобы добраться до расположенного под башней месторождения алмазов. Серьезно. Я не шучу.

Это ему предсказуемо не удается: страна, как известно, - в жопе, а российским буровикам далеко до своих коллег под руководством Брюса Уиллиса из фильма "Армагеддон", поэтому добурить до алмазов у них ни хуя не получается, а соответствующий результат начальству они объясняют не своими кривыми растущими из жопы руками, а недостатком электроэнергии. А вот был бы под рукой нанокатализатор, изобретенный советскими учеными, то и проблем не было бы добурить до алмазов, а заодно и попрощаться с Москвой (ибо если все-таки пробурить ту плиту, на которой стоит Москва и которую продырявить как раз и не получается, то вся Москва сразу в эту дыру и ебнется, к всеобщей олигархической радости).

Но увы: в те еще времена советский проект благополучно свернули, а вставленный в "Волгу" нанокатализатор ученые сперва забыли спиздить и оставили под землей в лаборатории закрытого НИИ, а потом его все-таки спиздили докопавшиеся до этого НИИ российские уже строители. Что, в свою очередь, позволяет отцу главного героя (Сергей Гармаш) скупить краденое и подарить сыну (Григорий Добрыгин), а тому - зарабатывать на краденом с традиционным российским размахом (развозя заказчикам цветы на летающей черной "Волге" с нанокатализатором и лепровским номером 19-91 ДЕЕ), тратить заработанное с традиционным российским размахом (покупая iPhone с получки), кадрить соседку по парте (Екатерина Вилкова) с традиционным российским размахом (демонстрируя ей купленный с получки iPhone) и спасать мир с традиционным российским размахом (не давать ледяной глыбе упасть с крыши на голову возлюбленной; возвращать прохожим спизженные у них хулиганами сумочки). Пока длится эта студенческая героическая эпопея, наложенная на любовный треугольник, зрителям параллельно удается узнать, почему отечественная наука находится сегодня еще в более глубокой заднице, нежели столичная буровая промышленность: оказывается, страна осталась без нанокатализаторов по той простой причине, что один из советских ученых (Валерий Золотухин) до такой степени любил свою бабу (Екатерина Васильева) - тоже советскую ученую, что подделал результаты исследований, чтобы из успешных они превратились в неуспешные; в итоге бабу он у другого советского ученого (Юозас Будрайтис) отбил, баба эта ему, похоже, дала, но легче от этого никому, как обычно, не стало, включая страну, ее научный потенциал, Полонского и Михаила Ефремова. Сцена с привязанными к буру деятелями советской науки отдает полным идиотизмом, но это то редкое в фильме, на что приятно посмотреть.

Кончится все хорошо: до такой степени хорошо, что, вероятнее всего, продолжения нам не избежать. Хотя нанокатализатор все-таки проебут окончательно еще в первой части "Черной молнии".

Судя по всему, главная аудитория "Черной молнии" со всем ее "Русским стандартом" из брендированных стаканов и нанокатализаторами - дети из провинциальных детских домов и интернатов. Создатели и прокатчики фильма с этим вполне согласны: официальный прокат фильма стартует 31 декабря 2009 года, но уже с 22 декабря "Газпром" широко проводит специальные предпремьерные показы для детей в 33 российских городах: "Обычно мы проводим для детей из детдомов и образовательных учреждений, которые мы опекаем, новогодние елки, а в этом году решили устроить им поход в кино".

Подводя итоги: если вам меньше 12 лет и "Черную молнию" в ваш детский дом привез "Газпром" - обязательно сходите на фильм Александра Войтинского и Дмитрия Киселева.
main

"Человек-паук": нас с тобою наебали

Во вторник во второй половине дня французскому альпинисту Алену Роберу удалось за полчаса совершить восхождение на башню "Федерация". По мнению независимых аналитиков, лестница, сооруженная на стене небоскреба специально для французского альпиниста, сильно облегчила его подвиг.

Спрашиваю перед началом представления охранника: "Где полезет-то?"

Охранник отвечает: "А вон там", - и показывает на большую башню, которая "Восток".

"Почему? - спрашиваю. - Второго же ведь должен был на маленькую лезть?"

"Так эта выше", - отвечает охранник.

"А чего позавчера не полез?" - спрашиваю я.

"Так лестницу ему не успели достроить".


Фото: Норвежский Лесной

Я, кстати, сперва охраннику не поверил. Думал, издевается.

И зря.


Кроп того же снимка

Резюме: Полонский - гений.

Update: РИА "Новости" сообщает: ""Восхождение имеет статус уникального по той причине, что фасад небоскреба абсолютно гладкий, на нем отсутствуют любые "зацепки". Для того, чтобы восхождение стало возможным, специалисты смонтировали на фасаде временную страховочную систему, которая станет одновременно и полосой препятствий для скалолаза", - сказали организаторы мероприятия".
main

Рецензия

Лидия Маслова (goncourt) отрывается в "Коммерсанте":

Тема говна проходит красной нитью сквозь "Глянец", который в развитии остальных своих тем и сюжетов такой последовательностью не отличается. Для этой расхлябанности сценария, легко перепрыгивающего от одного персонажа к другому, который потом может и вовсе не возникнуть, или из одного места действия в совершенно неожиданное, Андрей Кончаловский на пресс-конференции сформулировал почти неопровержимую отмазку: фильм ведь не телеграфный столб, он растет, как дерево, и никогда не знаешь, куда потянется та или иная ветвь. Но все равно говно, если так можно выразиться, служит материалом, идеологически скрепляющим, цементирующим всю эту антиглянцевую конструкцию.